• 2022
  • 2021
  • 2020
  • 2019
  • 2018
  • 2017
  • 2016
  • 2015
  • 2014
  • 2013
  • 2012
  • 2011
  • 2010
  • 2009
  • 2003
  • 2001
  • 1997
  • 1995
  • 1994
  • 1992
  • 1988
  • 1987
  • 1982
  • 1969
  • 1958
  • 1932
  • 1930
  • 1921
  • 1920
  • 1919

2022

2021

2020

2019

2018

2017

2016

2015

2014

2013

2012

2011

2010

2009

2003

2001

1997

1995

1994

1992

1988

1987

1982

1969

1958

1932

1930

1921

1920

1919

Остаться в том же классе: разучивание как критерий прогресса без отчуждения

Магдалена Радомска 2021
  • publication
Исследовательница искусства Магдалена Радомска, опираясь на тексты Джорджо Агамбена, Джона Балдаккино, Антонио Грамши и Марека Лагоша, предлагает переосмыслить категорию прогресса с помощью художественной стратегии разучивания.
  • Магдалена Радомска author
  • Марек Лагош mentioned
  • Карл Маркс mentioned
  • Джон Балдаккино mentioned
  • Giorgio Agamben mentioned
  • Антонио Грамши mentioned
  • Anna Baumgart mentioned
  • Alain Badiou mentioned
  • KALEKTAR owner
  • Rönne Stiftung sponsor

Остаться в том же классе: разучивание как критерий прогресса без отчуждения

В своей книге Marks. Praca i czas («‎Маркс. Труд и время») Марек Лагош, опираясь на тексты Карла Маркса, постулировал необходимость «‎обратить внимание на социально-этический аспект эволюции общественного бытия и поставить вопрос о прогрессивизме именно в этом контексте». Указывая на угнетающий характер категории прогресса, присвоенной капиталистическим нарративом, он утверждал, что «‎прогресс как категорию, устанавливающую стрелку времени в истории», следует переосмыслить «‎как движение к упразднению отчуждения».

Сохранение категории прогресса и, следовательно, намеренной процессуальности, и одновременное оспаривание ее прежних критериев и предпосылок, кажется, является сутью художественной стратегии unlearning — разучивания. Здесь речь идет даже не о проблеме, затронутой в книге Art as Unlearning: Towards a Mannerist Pedagogy («‎Искусство как разучивание: к маньеристской педагогике») Джона Балдаккино, который определяет искусство как ключевой фактор отучивания от конструктов, «‎с помощью которых мы обманываем себя, веря, что нам удалось демократизировать знания и, вместе с ними, общество». Ведь, как доказывают авторы книги Considering Class: Theory, Culture and Media in the 21st Century («‎Рассматривая класс: теория, культура и медиа в 21 веке»), демократия часто является концепцией, скрывающей первичность классовых разделений, а на практике — нарративом, не допускающим их выделения и, следовательно, проблематизации. В то же время образование, основанное — пусть даже декларативно — на демократических критериях, слишком часто становится инструментом классового продвижения, в результате чего культура, которая является результатом такого образования (в том числе культурного образования), выступает кульминацией этого процесса и находится в сфере, предназначенной для элит. Смысл в том, чтобы не оставаться в том же классе, не реплицировать его, а развиваться и продвигаться вперед.

Понятие unlearning, определяемое как художественная стратегия, может успешно функционировать как критерий прогресса, понимаемого, согласно Лагошу, «‎как движение к упразднению отчуждения» или как фигура сопротивления. При этом разучивание также является пассивным искажением материальной или социальной материи, позволяя художникам вступить в контакт не только с собственной агентностью, но и с бессилием, отмежевание от которого, как утверждает Джорджо Агамбен в «‎Наготе», как раз лишает возможности сопротивления. Поэтому речь не только о том, чтобы демонстративно и упрямо оставаться в том же классе, но и в том, чтобы видеть, что изнанкой обещания классового продвижения является эксплуатация, и что само продвижение служит не для отмены, а для поддержания классового разделения, элитарной роли искусства и его овеществления в форме накопления капитала.

Если и может существовать — и существует — практика разучивания, то она принимает форму не процесса, а труда, который может быть неотчуждаемым в той мере, в какой он сохраняет классовое сознание и защищает себя от овеществления в форме накопления капитала. Яркой иллюстрацией труда по разучиванию, противопоставленного процессу образования, является сцена из фильма Анны Баумгарт [Fig.1, 2], показанного в рамках выставки Unlearning, а точнее, сцена из фильма Владимира Маяковского «‎Барышня и хулиган», снятого через год после Октябрьской революции. На фрагменте, использованном Баумгарт, изображен школьный класс с людьми самого разного возраста — от мальчиков до мужчин в расцвете сил. Сюжет фильма демонстрирует историю любви хулигана к учительнице, и его проще понять, если предположить, что это история любви к революции. Это объясняет, почему уже взрослый на то время Маяковский в роли главного хулигана показан влюбленным школьником. Это также объясняет присутствие в классе человека с чертами лица, напоминающими Карла Маркса. Именно эта классовая модель образования, отвергающая убеждение, что технологический прогресс, передающийся от поколения к поколению, тождественен прогрессу, гарантирующему линейный прирост знаний от поколения к поколению, предписывает нам оставаться частью класса, не поддаваясь заблуждению, что мы можем — или даже должны — покинуть его. Именно понятие революции недооценивается в работе Балдаккино, когда он, ссылаясь на личность Колумба, утверждает, что разучивание — это эффективный способ вырваться из порочного круга познания и открытия, в котором структура знания определяет то, чем оно является. Я понимаю разучивание как нечто подобное категории «‎события» Алена Бадью, который утверждал, что, создавая условия собственного существования, событие всегда остается возможным. Его существенная независимость от благоприятных условий, а значит и от обуславливающей его структуры, позволяет нам отождествить его с марксистским действием, которое вмешивается в базис, то есть социально-экономические и трудовые отношения, а не в надстройку в форме истории визуальных форм или существующих художественных конвенций.

Можно задаться вопросом об утопическом характере художественной практики unlearning, но этот вопрос, по сути, равносилен вопросу о темпоральности моделей развития, основанных на капиталистических и, как утверждает Лагош, отчуждающих критериях прогресса, и темпоральности работы, основанной на сохранении принадлежности к тому или иному классу. Последнее также принимает форму связывания практик разучивания с предложенным Антонио Грамши (и используемым Ноамом Хомским) понятием органической интеллигенции, которая характеризуется Грамши как укорененная в собственном социальном классе и работающая на его благо с целью ассимиляции и идеологической борьбы с группой традиционных интеллектуалов и, следовательно, с латентным классовым разделением, имманентным науке. Органическая интеллигенция или органические художники — это как раз те, кто не переходит из класса в класс, они остаются в том же классе, работая над устранением отчуждения собственного труда.

-

Магдалена Радомска — постмарксистская историкиня искусства и философии, доцентка Института истории искусств Университета Адама Мицкевича, директорка и основательница центра исследований искусства Восточной и Центральной Европы и наследия Петра Пиотровского. Состоит в польской и венгерской секциях Международной ассоциации искусствоведо_к, редакторка журнала Czas Kultury, участница всепольского профсоюза Inicjatywa Pracownicza.

-

Примечания:

[1] M.Łagosz, Marks. Praca i czas, Warszawa, 2012, p. 413.

[2] Там же.

[3] J.Baldacchino, Art as Unlearning: Towards a Mannerist Pedagogy. Considering Class: Theory, Culture and Media in the 21st Century, London/New York, 2019, p. X.

[4] D.O'Neill, M.Wayne, Considering Class: Theory, Culture and Media in the 21st Century, Boston, 2018, pp. X, 173.

[5] G.Agamben, Nagość, Warszawa, 2009, p. 55.

[6] J. Baldacchino, op.cit., p. 10.

[7] В разговоре со мной Бадью признался, что такая интерпретация соответствует его замыслу — Event  мастер-класс, ноябрь 2013 г., ASCA, Амстердам.

[8] A.Gramsci, “Hegemony, Relations of Force, Historical Bloc”, in: D.Forgács [ed.], The Gramsci Reader. Selected Writings 1916-1935, New York, 2000, pp. 304-305.