• #
  • 1
  • 4
  • А
  • Б
  • В
  • Г
  • Д
  • Е
  • Ж
  • З
  • И
  • К
  • Л
  • М
  • Н
  • О
  • П
  • Р
  • С
  • Т
  • У
  • Ў
  • Ф
  • Х
  • Ц
  • Ч
  • Ш
  • Щ
  • Ю
  • Я
  • A
  • B
  • C
  • D
  • E
  • G
  • H
  • I
  • K
  • L
  • M
  • N
  • P
  • R
  • S
  • T
  • X
  • Z

#

1

4

А

Б

В

Г

Д

Е

Ж

З

И

К

Л

М

Н

О

П

Р

С

Т

У

Ў

Ф

Х

Ц

Ч

Ш

Щ

Ю

Я

A

B

C

D

E

G

H

I

K

L

M

N

P

R

S

T

X

Z

Сергей Войченко

  • художник
  • дизайнер
1955–2004

Художник, график, живописец, скульптор, дизайнер, обладатель более 40 наград международных конкурсов, биеннале и фестивалей плаката. С 1978 работал в соавторстве с Владимиром Цеслером.

С 1959 жил и работал в Минске.

Группы

Избранные события

Избранные произведения

Ассоциированные учреждения

Сопутствующие документы

Связанные имена

Избранные даты:

15 ноября 1955

Родился в семье моряка в Жданове, УССР (сегодня Мариуполь, Украина).

1969

Поступил в художественную школу на отделение скульптуры.

1975

Поступил в Академию искусств на факультет дизайна, где познакомился со своим будущим соавтором Владимиром Цеслером (работали в дуэте с 1978 года).

1984

Защитил дипломный проект – серию плакатов «История Минска».

9 декабря 2004

Умер в Минске.

-

Сергей Войченко о себе: "Я родился 15 ноября 1955 года в Мариуполе (бывший Жданов, Украина) в семье моряка. С четырёх лет живу в Минске (Беларусь). Все мои родственники по линии матери отсюда. Старые, пережившие войну улочки (которых больше нет – они исчезли за новыми зданиями), населявшие их люди, которые принадлежали к разным слоям общества и исповедовали разные религии, сформировали мое отношение к окружающему миру и определили мой путь в искусстве. В 1969 году я поступил в художественную школу на отделение скульптуры. Но запах масляных красок манил и привел меня к живописи. Школа была одной из лучших в бывшем Советском Союзе. Здесь я хорошо овладел рисунком и основами классической живописи. Все, что от меня тогда требовалось - это найти свое направление в искусстве и выработать свой стиль. Именно в те годы сформировались заново мои вкусы и предпочтения в кино, архитектуре, искусстве и кулинарии. Нам приходилось работать в мастерской по ночам, так как дней не хватало. Мы слушали музыку, которую достать в советских магазинах было невозможно: «The Beatles», «Led Zeppelin». В 1974 я окончил школу, а в 1975 поступил в Академию Искусства на факультет дизайна, где, собственно, и познакомился со своим нынешним соавтором Владимиром Цеслером. На этом факультете, в отличие от остальных, приветствовались новые свежие идеи в проектировании, экспериментальная живопись. Воодушевленный экспериментами, я занялся живописью и плакатом. В 1984 защитил диплом серией плакатов «История Минска». С тех пор я принимаю участие в международных биеннале плакатов. После перестройки появилась возможность проводить выставки нетрадиционной живописи и объектной скульптуры. Я думаю, образ мышления, сформированный в процессе обучения дизайну, позволяет мне находить нестандартные решения даже в традиционно консервативных сферах искусства".

-


Татьяна Бембель, некролог для Сергея Войченко, 2004: "История блистательного творческого тандема Цеслер & Войченко вступила в новую фазу. Ощущение – будто где-то внутри рухнула одна из башен-близнецов. Пейзаж стал другим: исчезла очень значимая координата-вертикаль. Думаю, Сергей и не подозревал, как велико число людей, которые будут чувствовать именно так. Может, мы и сами этого не подозревали. Скольким разбросанным по всему миру людям, оказывается, важно было просто знать, что где-то там, в далеком г. Минске, в мансарде-мастерской, в торце знаменитого стола всегда, или почти всегда сидит Войченко (многие считали, что он там и жил) и думает карандашом на бесчисленных листках под кофе и сигарету, под кофе и сигарету… Почему не вынула из урны хоть пару на память? Смотришь иногда на что-нибудь из искусства, и вдруг мелькнет: а ведь Войченко сказал бы на это: «Лажа». «И правда лажа», - ответишь ему мысленно. И всё. В профессиональном отношении он был точным индикатором качества: его интуиции и чувству стиля можно было доверять абсолютно. И это знали все. Лажу, даже в микроскопических дозах – не только в искусстве, но и вообще в жизни, от еды до отношений - он чувствовал как-то всем существом, или, лучше сказать, организмом. Ему не надо было делать скидок – на то, что чего-то не читал, не знал, что жил в провинции... И еще: очень немного здесь людей, которые внятно (их с Цеслером любимый плакат – одно из самых внятных искусств) могут ответить на вопросы, что такое хорошо, что такое плохо, и вообще - что, собственно, происходит? Или произошло: плакаты "Нержавеющий Сталин", "1939, начало войны в Польше", "Карл Маркс 1990-х", "Афганистан", "Good morning, Belarus!" и многие другие появились вследствие размышления, а не заказа. Нам это внятное слово было нужно. Нужно и сейчас. Художник с таким зрелым профессиональным мышлением и талантом был достоин большего масштаба их приложения: несомненно, что их с Цеслером проекты площадей и памятников, объектов и акций могли бы изменить облик городов так, что нам веселей было бы в них жить. До свидания, Сережа".

  • умершие